Балтийское время
11:11
Четверг, 21 Октября
Курсы валют
сегоднязавтра
82.46 82.68
71.17 70.97
Котировки
РТС 1893.96 3.25
ММВБ 4270.65 6.29
Brent 85.2 0

На кончиках пальцев

09:5716.07.2020 4654

Жаркий летний день, 8:30. Мы собираем все необходимое в служебный автомобиль: продуктовые наборы, бытовая химия, аппаратура: кислородный концентратор, реанимационная красная сумка, упаковки расходных материалов… День предстоял долгий и насыщенный: развезти все необходимое подопечным семьям, живущим в отдаленных уголках области.

Но есть еще одна цель. На далеком хуторе в 150 километрах от Калининграда живет семья, о которой и будет сегодняшний рассказ. Первый в цикле статей о наших родителях и их борьбе. Мы всегда строим свою работу, отталкиваясь, прежде всего, от ребенка, его образа, его проблем, потребностей и нужд. Рассказать о маме, которая 24/7 несет вахту, как солдат невидимого фронта – разве что вскользь, мимоходом. Не потому, что мы не хотим или не видим, а потому, что лишний раз пускать в свою жизнь, душу, заново переживать все с момента начала, точки отсчета, когда «до» и «после» стали разными материками жизни, согласится не каждый. И мы относимся к этому с безусловным пониманием и принимаем это обстоятельство как есть.

Здесь, пожалуй, можно перейти на монолог от первого лица. Я автор, это не первый мой текст, но первое погружение в семью, что называется, с головой. Хоть и с Надей, мамой чудесной незрячей девочки Леры, мы знакомы уже не первый год, мне кажется, что сегодня я не знаю о них ничего, потому что все 8 лет борьбы для семьи Кононовых проходят на маленьком хуторе, что за поселком Ясная поляна. Туда нельзя добраться, не зная дороги, как и нельзя узнать, чем живет семья, в которой есть особый ребенок, которому положена та самая инклюзия – модный сейчас термин. Как же на самом деле «включают» в жизнь таких детей, никто не знает. Потому что 150 километров от областного центра – это уже не про инклюзию, а про то, что очень удобно, когда таких детей не видно. И не слышно. Но все знают притчу про маленькую лягушку, которая не утонула, а взбила масло и выбралась. Надя Кононова – та самая маленькая, но девушка, которая своим примером доказывает, что масло она взобьет, во что бы то ни стало.

Мы приезжаем в Ясную поляну. Машину оставляем у местной школы, дальше только пешком. Путь наш лежит через поле, вокруг цветут маки и оглушительно трещат какие-то насекомые. Места на самом деле чудесные, хоть зачерпывай воздух и пей глотками. Примерно через полкилометра пути мы на месте. У ворот нас встречает старый пес, смотрит недоверчиво: гости здесь бывают нечасто. Его почти сразу забирают хозяева дома, Надя и Клара — Надина мама и бабушка Лерочки. Много лет они живут здесь втроем, занимаются хозяйством и вместе делают все возможное для того, чтобы доказать: невидимых детей быть не должно! Надя в этом деле пошла до конца – учитель русского языка и литературы по первому образованию, в этом году она стала тифлопедагогом – специалистом по работе с незрячими детьми. И не только для того, чтобы лучше понимать своего особого ребенка, а для того, чтобы помочь другим, а еще – себе. Встать на ноги, выйти из зоны комфорта, исполнить мечты, которые еще несколько лет назад казались не по размеру огромными и несбыточными.

Старый немецкий дом, в котором живут Кононовы, когда-то был частью Королевского Конного Завода, созданного королем Фридрихом Вильгельмом I, при котором разводили знаменитую тракененскую породу лошадей. Сейчас от былой роскоши не осталось и следа: из всего величественного комплекса сохранилось только одно здание, которое в наши дни стало школой и музеем. Дом, в котором живут Надя, Лера и Клара, давно нуждается в капитальном ремонте: ремонт и тепло есть только в комнате Лерочки. Видно, с какой заботой и любовью мама и бабушка создавали там уют и среду, которая подойдет незрячему ребенку: красивая и удобная кроватка, как у принцессы, шведская стенка, беговая дорожка, множество тактильных игрушек, кресло-качалка…

— Это кресло появилось у нас благодаря нашим волонтерам, — рассказывает Надя. – Лера с рождения не может спать без укачивания, последствия множественных пороков развития. До шести лет мы по очереди с мамой укачивали ее в автолюльке для младенцев.

Ответ на возникший в голове вопрос: «Как шестилетний ребенок помещался в автолюльке?» появляется практически сразу: с кровати подает голос Лера. В свои восемь девочке можно едва дать четыре года, настолько она миниатюрная. Незрячая, она все слышит и чувствует. Наличие чужих людей в доме она почувствовала, кажется, еще задолго до того, как мы переступили его порог – проявила беспокойство. Да так, что Наде пришлось сразу же включать любимую и знакомую музыку, чтобы вернуть ребенку ощущение безопасности. Недавно Лере был поставлен еще и новый диагноз — атипичный аутизм, именно он объясняет излишнее беспокойство девочки в ответ на наше появление.

В руках у Лерочки фиолетовая резиновая игрушка, похожая на морского ежа, но мягкая и тянущаяся во все стороны. Уже полтора года она не расстается с любимым «ежом», который помогает не только успокоиться, но и развивает сенсорику. Надя это отлично знает, поэтому каждая игрушка в их доме – это инструмент, с помощью которого она покажет мир не только дочке, но и другим детям. Но это сейчас. О том, какой будет ее жизнь много лет назад, это Надя и подумать не могла.

— Я помню этот первый и мучительный год урывками. Моя особенная жизнь началась в 7 месяцев моей беременности, когда на УЗИ были выявлены первые признаки патологий: увеличение желудочков в головном мозге — гидроцефалию.⠀

Помню, как рвало меня от ужаса в туалете больницы, куда я вбежала разутая из кабинета врача. Потом были 2 недели ожидания, будет ли пребывать вода в голове. Если нет, то ребенка вынашиваю дальше. Если да, то искусственные роды, а значит еще меньше шансов у дочки…⠀

Помню, как молилась эти недели и просила свою кроху выжить, смотрела тупо в стены уже пустой квартиры, потому что муж ушел, и молчала сутками… Собирала на хлеб по 10 копеек. И ночами выла, потому что беременная хотела апельсин.

Надя рассказывает все это спокойно, заплетая Лерочке косы. Девочка наконец успокаивается и привыкает к нашим голосам. Кажется, будто незыблемое спокойствие этого дома не потревожит даже потоп: та гармония, взаимовыручка и вера в Бога, в которой живут Кононовы, воистину способна сдвинуть горы.

— Однажды я просто поняла, что нужно выходить из зоны комфорта. Что я устала стоять с протянутой рукой и просить у людей помощи для того, чтобы просто помочь своему ребенку. Это очень страшно до сих пор. Чтобы начать работать полноценно, я решила переехать в Калининград. Это очень непростое решение, ведь мы никогда не жили сами по себе, отдельно от мамы, но я понимаю, что если сейчас не сделаю этот шаг, то ничего не изменится. И как бы страшно ни было, я должна начать, просто обязана. Я очень хочу встать на ноги, и для этого необходимо выйти из этой самой зоны. Кроме того, я очень хочу помогать таким же мамам, как и я. Которые сейчас находятся на том отрезке пути, когда отчаяние и незнание что делать и как помочь своему ребенку, мешают им идти дальше. Я хочу рассказывать им свою историю, чтобы они были не одиноки. Я не знаю, что из этого получится, но точно знаю, что я должна рискнуть. Ради себя, ради дочки, ради мамы. Без них не было бы меня настоящей, такой, какой я стала.

В этот момент Клара вносит в комнату чай с домашним вишневым вареньем. Уже третий год эти люди для меня, без преувеличения, удивительные. Никакого предвзято-личного отношения, просто констатация факта: в тот момент, когда жизнь дает им большие испытания, они продолжают любить Бога, людей и благодарить за каждый день вместе. Задаю себе вопрос: а ты бы смогла так? И сразу понимаю, что я малодушно не хочу знать, каков запас моей прочности.

А Надя знает. И именно поэтому она выбрала для себя такой путь, где ей не только придется каждый день узнавать своего ребенка, открывать в нем что-то новое благодаря новым знаниям, но и подобно громоотводу теперь принимать чужую боль, отчаяние, страх. Работа с незрячими детьми непроста, но еще более непросто, пожалуй, найти ключик к сердцу родителей. Тех, кто уже долгое время живет, будто идет по краю без страховки, одним днем. Тех, от кого отвернулось государство, а часто – и родственники. Нельзя просто так взять и зашлифовать шрамы на душе, которые оставляют равнодушно и бездумно брошенное: откажись, нового родишь, молодая еще!

Но Надя, кажется, взяла эту миссию на себя: уврачевать раны, научить особой жизни «на кончиках пальцев», просто взять за руку и помолчать, потому что она знает о том, как это, порой, необходимо.

— Я уже начала брать первых подопечных. Тех, кто живет поблизости, кому необходим специалист-дефектолог. Конечно, за символическую плату. Опыта мало, да и дело опять в той же зоне комфорта: не могу привыкнуть брать деньги, будто снова стою с протянутой рукой, хоть и понимаю, что сейчас беру за честный труд. И все до копейки откладываю. Лерочке на реабилитацию.

Совсем скоро Надя с Лерой планируют свой переезд в Калининград. Пока открытым остается вопрос с работой, но Надя уверена, что у них все получится. Хоть и видно, как ей страшно. Надя ведет свою страничку в Инстаграм, которая полностью посвящена ее работе и жизни. Там она рассказывает о буднях незрячего ребенка, от примеров занятий и познания мира, до обычных житейских ситуаций: как реагировать, когда люди глазеют на улице, как пережить новость о том, что твой ребенок никогда тебя не увидит, и многое другое.

«Я бы действительно, не секунды не сомневаясь, отдала бы свое зрение дочери, лишь бы она увидела этот прекрасный мир… Я была бы счастлива ослепнуть, если бы это помогло моему ребенку! Все, что угодно от меня зависящее… Но, увы… это невозможно, ничего не поможет…⠀

Прошли годы. Я научилась жить с этой болью. Нашла себя. Сумела принять эту ситуацию и своего ребенка. Я даже по-своему счастлива. Не ропщу не на Бога, не на судьбу.⠀

Но по-прежнему звучит моя молитва: «Господи, забери мои глаза и отдай их моему ребенку», — это выдержка одного из постов в профиле Нади.

________

Говорят, что за каждой сильной женщиной стоит предательство. Но за маленькой хрупкой Надей  ее мамой совершенно точно стоит Бог, и очень хочется верить, что он защитит их на важном пути, на который они ступили. Если вам или вашим знакомым нужен дипломированный тифлопедагог в Калининграде, все контакты Надежды можно найти ниже:

Кононова Надежда

Образование: 

РГПУ им. А. И. Герцена
Институт дефектологического образования и реабилитации (Факультет коррекционной педагогики)
Специальность: тифлопедагог

Страница в Instagram

Контактный телефон: 8 909 778 88 93

 

 

Текст и фото: 

Ольга Гагаринова

The post На кончиках пальцев appeared first on Благотворительный центр "Верю в Чудо".

× Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.